«На улице стояло лето, а мы сидели без гроша!» — Как мы подрабатывали в годы перестройки, моя авантюрная история

«На улице стояло лето, а мы сидели без гроша!» - Как мы подрабатывали в годы перестройки, моя авантюрная история

Мы с мужем жители самого западного региона. Родились и выросли мы в Калининграде. Вся наша жизнь тесно связана с морем. Нет ничего странного в том, что однажды мы решили обзавестись яхтой. Яхта – это громко сказано. Даже маленькое парусное судно стоит недёшево. Но, все проблемы родом из детства. А в детстве муж занимался в судомодельном кружке. Ну кто в советские времена мог знать, что навыки, полученные в Доме пионеров, пригодятся в годы перестройки. А они пригодились.

Поездили мы по рыбачьим посёлкам янтарного края и нашли на одном берегу старый металлический корпус. Договориться с хозяином не составило труда. Он был рад, что ему предложили продать корыто по цене металлолома. В противном случае металлическая ванна просто заржавела бы и рассыпалась на берегу. В результате транспортировка обошлась дороже покупки. Импровизированную судоверфь решено было организовать во дворе нашего многоэтажного дома.

Сколотив на скорую руку стапеля, поставили мы корпус во дворе. В то время люди были менее придирчивы друг к другу. Самовольно занятое место у гаражей никого не смутило. Приступили к строительству. Нужно было покрыть палубу, сделать каюты. Делали по большей части из подручных материалов. Денег-то на серьёзные покупки не было. Вот и строилась наша лодка по остаточному принципу. К осени получилось прикольное судно, с бушпритом и мачтой напоминающее контрабандистскую шаланду.

Весной мы перевезли лодку в яхт-клуб и спустили на воду. Среди профессиональных яхтсменов возник спор: будет ли это чудо ручной работы ходить под парусом. Жаль, что не поставили пари. Она не только ходила, а очень резво бегала даже против ветра. Ремонтно-строительные работы на ней в это время продолжались. Внутри были перегородки из голых досок. Зато мы могли гордиться полноценным гальюном с унитазом и камбузом с плитой и газовым баллоном. Холодными ночами можно было вскипятить чайник и даже обогреть спальную каюту.

Тем временем перестройка продолжалась. Заплату стали задерживать. И не просто задерживать, а надолго задерживать. Общество расслаивалось всё сильнее. На улице стояло лето, а мы сидели без гроша. И, однажды, я предложила подать объявление о прогулках под парусом. Муж обругал меня последними словами. Его аргументы были вескими: лодка не достроена, кое-как покрашена, внутри, вообще, голые доски. Но… Я так жить больше не могла. Втихаря от мужа я распечатала объявления и расклеила их в городе.

И вот наступил день, когда мне позвонила дама по объявлению. Я договорилась с ней о выезде в субботу в полдень. В назначенный день с утра пораньше я разбудила мужа, и, ничего не объясняя, потащила в клуб. Точнее, я сказала, что прекрасная погода, хватит спать, хочется искупаться, пока не стало совсем жарко и что-то в этом духе. Супруг долго не сопротивлялся. За час до назначенного мною времени мы были в клубе. Подготовили лодку к выходу. В хороший ветер мы всегда катались по заливу, так что ничего странного в этом не было.

Время близилось к полудню. Никто не звонил и не появлялся. Я уже решила, что это была чья-то шутка. Но тут муж дёрнул меня за рукав: «Смотри, к кому это такие навороченные господа едут?» На дороге перед воротами клуба появился кортеж из трёх дорогих иномарок. Одновременно раздался звонок на мой мобильный. Я увидела знакомый номер и отправилась к воротам встречать гостей. Тщательно скрывая изумление и все остальные чувства, я с милой улыбкой провожала первых клиентов к трапу. Их было 8 человек. На такую толпу кокпит не был рассчитан. Но деваться некуда. При беседе по телефону я не удосужилась поинтересоваться количеством посетителей.

Продолжая улыбаться, я сказала супругу: «У нас гости. Они хотели покататься пару часиков». Муж стоял молча, словно язык проглотил. Тем временем любопытные дамы приступили к осмотру нашей шаланды. Им сразу захотелось увидеть, что внутри. Возможно, это произошло потому, что входной люк был поднят. Покидая палубу, я услышала голоса: «Смотри, тут и туалет есть! И плита тоже. Ничего себе! Да здесь жить можно!» Похоже, наши облезлые стены никого не волновали.

Спустя несколько минут лодка отчалила. Я сидела на берегу и наблюдала. Вот поставили стаксель. Вот подняли грот. Лодка резво бежала под полными парусами. Два часа мне показались вечностью. Во-первых, раньше мне не приходилось оставаться на берегу. Во-вторых, я не представляла, чем всё это может закончиться. Но вот шаланда развернулась и взяла курс на пристань. Я подошла к трапу. Гости стали спускаться на берег. Дамы благодарили за прогулку. Степенный мужчина спросил, сколько он должен.

Супруг ответил: «Триста». Мужчина открыл кожаный бумажник и, не задумываясь, отсчитал 300 долларов. Ему даже в голову не пришло, что речь шла о рублях. «Авантюристка!» — сказал муж, когда посетители уехали. Вот так шаланда приобрела название.

После этого визита мой благоверный осмелел. Он стал брать с собой везде и всюду листочки с рекламой. Клеил их в любой удобный момент. Всё лето мы катали народ под парусами. Благо, муж работал до обеда. А в выходные был полностью свободен. Наш бизнес продолжался бы и дальше. Но старый клёпаный корпус стал давать течь. Ремонтировать его было нельзя. С «Авантюристкой» пришлось расстаться. Но те сложные годы навсегда останутся в моей памяти. Ведь это была настоящая романтика: море, ветер, паруса.

verusja24

Добавить комментарий

Финансы поют романсы