Расскажу, как мы выживали в 90-е. Работали, а зарплату не получали месяцами. Спасло, что мужу вместо денег выдали ткань

Расскажу, как мы выживали в 90-е. Работали, а зарплату не получали месяцами. Спасло, что мужу вместо денег выдали ткань

С наступлением лихих девяностых стране наступило полное безденежье. Предприятие стояли на грани развала. Люди месяцами не получали зарплату. Учителя, врачи, инженеры были вынуждены покинуть свои рабочие места то и заняться челночным бизнесом, таская на себе огромные баулы из Турции и Китая. Моя история немножко иная, но она не вымышленная. Это происходило на самом деле.

Кадры прежде всего

Государство всё меньше и меньше выделяла денег на научные разработки. Наш довольно успешный в прошлом научно-исследовательский институт был в огромных долгах по выплате заработной платы. Начались сокращения штатов. Особенно это коснулось молодых специалистов. Госуниверситет готовил кадры специально для нашего НИИ. В 1987 году я вместе с пятнадцатью однокурсниками прибыла сюда на работу. В 1993 нас осталось только четверо. Остальные 11 человек попали под сокращение или ушли на вольные хлеба, пытаясь открыть свой бизнес. Меня же по закону не могли сократить, потому что я находилась в отпуске по уходу за ребенком.

Сын подрастал, и пришло время выходить на работу. Задержка по заработной плате за тот момент составляла почти 12 месяцев. Следовательно, свои заработанные деньги мне надо было ждать почти год. Такая перспектива меня совсем не устраивала. Ведь мой супруг тоже не получал зарплату на протяжении нескольких месяцев. Возникает законный вопрос, как выживать в таких условиях семье с двумя детьми.

Мой маленький швейный цех

Мой муж работал на хлопчатобумажном комбинате начальником участка автоматики. И это стало нашим спасением. В тот период предприятия выдавали своим работникам зарплату продукцией, которые они выпускали. И тут я включила свой «инженерный» мозг. Изобретательность проявилась на полную катушку. Мой благоверный написал заявление, чтобы зарплату за 3 месяца выдали рулонами хлопчатобумажной ткани. Я достала с антресолей свою старенькую швейную машинку, и начала строчить на ней по ночам простыни и пододеяльники. А днём я продавала на рынке свою продукцию, которая пользовалась в те времена большим спросом, ведь в магазинах тогда еще не было такого изобилия товаров, как сейчас. Все мои друзья, родственники и соседи за месяц были обеспечены постельным бельем. На своем «мини-предприятии» я была директором, бухгалтером, швеёй и продавцом.

Знакомая скупала мою продукцию оптом и возила её на север, где наше постельное белье расходилась на ура. Бизнес расширялся, пришлось купить электрическую швейную машинку.

Прошло много лет, но я до сих пор вспоминаю эти годы с улыбкой. Кому-то тогда было реально тяжело. Но я не ощутила тяжести, и бремя девяностых приняла как должное. Может быть, я просто оптимист по жизни.

И все-таки я больше инженер, чем швея

Нет, я не стала крутой бизнес-леди. Шло время, менялись условия игры. Повальный дефицит закончился, и на рынке появилось много товаров. Конкурировать с крупными швейными предприятиями стало тяжело. Надо было искать другие направления. Но вскоре я поняла, что заниматься бизнесом мне стало скучно. Искать свою нишу, в которой не было бы конкурентов, мне неинтересно. Я — инженер и люблю создавать что-то новое. Вернувшись в свой родной НИИ, я занялась своей любимой работой, благо зарплату стали вовремя платить.

Наш отдел занимался разработкой защит для систем автоматики. Я участвовала во многих интересных проектах, разрабатывала электронные и электромагнитные реле, которые до сих изготавливают на нашем предприятии. А я провожу их испытания в экспериментальной лаборатории. Научно-исследовательский институт релестроения превратился в сборочное производство. Наши реле устанавливают на многих электростанциях и подстанциях на всей территории нашей необъятной страны.

Добавить комментарий

Финансы поют романсы